alexis152 (alexis152) wrote,
alexis152
alexis152

Categories:

Здесь русский дух


Почему в России не приживается капитализм по западному образцу?

На фоне нынешнего экономического кризиса и холодной войны с западным миром весьма интересными оказались недавние рассуждения одного из ведущих российских олигархов, совладельца корпорации «Альфа-Групп» Михаила Фридмана о природе российского капитализма.

Фридман – ни много ни мало – подверг наш капитализм довольно жёсткой критике.

В частности, Фридман заявил, что России не удалось построить капитализм уровня развитых стран из-за специфического российского православного менталитета.

Олигарх рассказал, что в конце 80-х – начале 90-х годов западные инвесторы говорили ему, что Россия, начавшая либерально-рыночные реформы, якобы быстро достигнет уровня развитых стран за счёт образованного населения, большого количества природных ресурсов и технологических достижений в военной и энергетической сферах, доставшихся ей от советской эпохи. Однако этого не произошло.

Известный предприниматель объяснил, что склад ума и культура жителей России «основываются вовсе не на кусочке бумаги, которая называется «закон». Они основываются на истории, традициях, верованиях, религии, которым сотни и сотни лет. А эти традиции находились в прямом противоречии с известными реформами Ельцина».

Миллиардер при этом отметил, что лично он – как «космополитичный человек», который всё время путешествует, – знает, что «любую культуру невозможно изменить быстро». По его словам, в России можно выбрать нового лидера, но если его собственная культура не уважается обществом, то изменения, которые он предложит, будут временными и искусственными...

«Экономика – это прежде всего люди»

На мой взгляд, очень хороший комментарий словам Фридмана дал российский финансист Александр Разуваев. Вот что он высказал в своём блоге:

«Экономика – это прежде всего люди и лишь потом котировки, основные фонды, процентные ставки и прочее. Господин Фридман абсолютно прав. Россия – это не Запад, мы абсолютно другая цивилизация. С абсолютно другой ментальностью. Можно ли переформатировать Россию в Европу?! В принципе, можно, только тогда Россия перестанет быть Россией, превратившись условно в большую Польшу.

Наши российские либералы и западники считают, что это необходимо. Ведь только так можно добиться экономического успеха, а экономический успех – это цель, которая оправдывает любые средства. Однако здесь есть фундаментальная ошибка.

В прошлом столетии Запад достиг столь серьёзных экономических успехов, что наши российские либералы искренне считают, что только западная модель экономики и общества единственно правильная. Они принципиально не признают за другими цивилизациями право на суверенную модель экономики и общества.

Общие принципы капиталистической экономики едины. Однако играют по общепринятым правилам конкретные люди и нации. Капитализм в Японии и Корее не похож на Германию, Великобританию или США. При этом все данные страны являются успешными в экономическом плане. Наша задача – создать собственную экономическую модель, сделав её привлекательной для остального мира, прежде всего наших стран – партнёров по Евразийскому союзу.

Естественно, подобная модель должна учитывать и советское прошлое. Без социальной справедливости на бывшем советском пространстве никуда. Без неё, как справедливо отмечает Михаил Фридман, новую модель просто не примут люди»...

В своё время известный русский философ Питирим Сорокин сформулировал важный критерий успеха той или иной реформы. Согласно его учению, реформа должна прежде всего базироваться на традициях, психологическом менталитете народа, на его представлении о добре и зле.

Соблюдался ли этот критерий у нас, когда либералы все годы после развала СССР пытались да и сейчас пытаются навязать нам свои представления об устройстве России? Конечно же, нет. Отсюда и все многочисленные провалы либеральных реформ. Особенно в экономике, где нам долго пытались привить священное почитание частной собственности (как на Западе) или мысль о том, что без вмешательства государства экономика будет развиваться успешнее всего.

Вот на что указывал в одной из своих статей российский экономист Александр Добровольский:

«В 90-е годы власть сделала ставку на создание класса богатых собственников, которые должны были поддержать либеральные реформы и быть в них заинтересованными. По сути дела, власть предержащие раздали близким к себе людям сотни тысяч важнейших государственных предприятий. Расчёт был на то, что рыночная экономика заставит новых владельцев выживать и превращать свои частные заводы и фабрики в конкурентоспособные производства. Но практика показала совсем иную картину...».

Весь процесс российской приватизации проходил исключительно на личных связях – просто будущие олигархи оказались в нужное время в нужном месте. Ох, не зря всё это действо получило в народе прозвание прихватизации!

Понятно, что бережливого отношения к собственности, полученной подобным сомнительным путём, просто и быть не могло. Ну кто будет беречь и преумножать то, что досталось буквально на халяву?! Вот почему мы до сих пор не видим от наших капиталистов ни новых заводов, ни должного технического перевооружения, ни вновь открытых месторождений полезных ископаемых...

А ещё одним из условий приватизации 90-х было обязательное инвестирование в предприятия, переходившие в частную собственность. Увы, ни один из олигархов этих условий так и не выполнил. Почему?

Ответ на этот вопрос дал экономист Сергей Меньшиков:

«Российский капиталист, как правило, ориентируется на сверхбыстрое обогащение, его мало интересуют предприятия и проекты, требующие долгосрочных вложений с длительными сроками отдачи».

Говоря проще, наши буржуи в силу своей невиданной жадности стремятся выжать максимум прибыли из полученной от государства собственности, нисколько не заботясь о её будущем. За счёт доходов предприятий они выплачивали себе гигантские дивиденды, выводили оборотные средства на заграничные банковские счета, «вешали» на свои заводы и их трудовые коллективы личные траты и расходы. Примеров тому великое множество...

Неудивительно, что народ сегодня с нетерпением ждёт, когда же за коррупционные дела, как при советской власти, у жуликов начнут конфисковывать имущество (соответствующий законопроект уже подготовлен депутатами Государственной Думы). Неудивительно, что к частной собственности, особенно если она очень крупная, у нас относятся с большим подозрением.

Словом, оказалось, что без активного государственного участия и без понятия справедливости нормальная экономика в России вообще не способна существовать!

Бог дал, Бог взял

Такие настроения имеют давние исторические корни. Та же частная собственность на Руси (в отличие от Запада) никогда не считалась неприкосновенной. Как говорится, Бог дал – Бог взял. Именно по этой причине в своё время провалилась реформа Петра Столыпина, который мечтал о крепком сельском частнике, оторванном от традиционной русской общины.

Русский крестьянин издавна верил, что земля – собственность не человеческая, а Божья, и распоряжаться ею должна только крестьянская община или «мир», который должен по справедливости наделять членов общины нужными участками, справедливо решать все спорные вопросы и в случае чего приходить на помощь всем нуждающимся. «Навалиться всем миром» – эта русская поговорка идёт как раз оттуда.

Ярче всего крестьянские настроения выразил в своём письме на имя Столыпина хорошо знавший деревню Лев Толстой:

«Как не может существовать право одного человека владеть другим, так не может существовать право одного, какого бы то ни было человека, богатого или бедного, царя или крестьянина, владеть землёй-матушкой как собственностью... Дорога, по которой Вы, к сожалению, идёте, дорога злых дел, дурной славы и, главное, греха».

И ведь Толстой как в воду глядел! Против новоявленных столыпинских «фермеров» восстали не только бедняки, но и вполне зажиточные крестьяне, полагающие, что община – дело святое и неприкосновенное, а её разрушение только усилит социальную рознь на селе: богатые станут ещё богаче, а бедные – беднее...

Так что великая социальная революция 1917 года стала вполне закономерным явлением. Это был народный ответ на навязывание чуждых русскому народу западнических капиталистических порядков...

Большевики построили нам ту экономику, которую наши либералы безуспешно пытаются разрушить вот уже 20 лет. У либералов из этого ничего не получается, и не только в силу их поразительной бездарности в сфере любого созидания. Просто советская экономика по большей части соответствует представлениям народа, да и немалой части элиты, о том, какое у России должно быть хозяйство, – при обязательном максимальном присутствии государства!

Кому не повезло с народом

Примерно то же самое можно сказать и про российскую политическую жизнь. К профессиональным политикам в России всегда относились с большим подозрением. Ещё до революции. А всё потому, что в политиках наши люди всегда видели не своих заступников или народных представителей, а прежде всего проходимцев, зарабатывающих на политических процессах.

В России исторически верят только её верховному правителю (царю, Генеральному секретарю, президенту), но вовсе не его окружению, а тем более разного рода «выборным начальникам». Здесь опять-таки сказывается глубокая традиция, согласно которой народ не делит с правителем полномочия власти (по западному принципу), а полностью вверяет ему свою судьбу, требуя взамен защиты, справедливости и благосостояния.

Так что неугасающая – несмотря на все неурядицы – популярность Владимира Путина в народных массах имеет своё логическое объяснение. И такая популярность будет сохраняться ровно до тех пор, пока президент будет сохранять государственное начало в экономике и в политической жизни...

Любопытно, но наши либералы понимают, с каким народом они имеют дело.

Напомню нашумевшее в своё время высказывание телеведущего Владимира Познера:

«Я думаю, что одна из величайших трагедий России – принятие православия. Если оттолкнуться от таких определений, как демократия, качество жизни, уровень жизни, и распределить страны именно по этим показателям, то на первом месте будут именно протестантские страны, потом – католические. И лишь потом – православные... У русских вообще это определённый изъян. Просто изъян даже в психологии».

По мнению Познера, Россию якобы тянут назад наши традиционные национальные ценности, основанные на православном мировоззрении. Мол, эти ценности не позволяют улучшать качество жизни и строить «настоящую демократию». С Познером солидарен другой известный либерал Евгений Ясин:

«Традиционные русские ценности во многом привлекательны, но в целом низкопродуктивны».

То есть такие православно-христианские понятия, как сострадание к ближнему, бескорыстная поддержка друг друга в сложные времена, моральное осуждение неправедно нажитого богатства и т.д., – вещи, конечно, хорошие с нравственной точки зрения, но малопригодные для «прогресса» в его либеральном понятии.

Так какой же выход видят либералы? Отчасти ответ дал Игорь Юргенс, бывший советник Дмитрия Медведева (в его бытность президентом):

«Российская общинность и архаика могут быть преодолены не раньше 2025 года».

Намёк более чем прозрачен – должны вымереть те, кто носит ещё в себе советское сознание, а потом, мол, начнётся строительство «настоящего капитализма». Но что-то подсказывает мне, что надежды эти тщетны – ибо «совковое сознание» русского народа, как я уже говорил, сформировалось ещё задолго до 1997 года. И никому его уже не изменить.

Хорошо, что это осознали такие «акулы капитализма», как Михаил Фридман. А на болтунов типа Ясина или Познера внимания обращать не стоит – они сами уже как вымирающие динозавры эпохи юрского... пардон, ельциного периода. Даже в глазах воспеваемого ими капитализма.

Вадим АНДРЮХИН

ИСТОЧНИК
Tags: капитализм, либеральная идеология, россия, социализм, ссср, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments