alexis152 (alexis152) wrote,
alexis152
alexis152

Categories:

Самая страшная тайна современности ! ч.1

Самая страшная тайна современности !

Сейчас до хрипоты спорят: плоха плановая экономика или хороша. Нападать на плановую экономику положено сторонникам т.н. «либеральной идеи», а реально защитникам капитализма и капиталистов. Защищать плановую экономику положено сторонникам т.н. «социалистической идеи», реально защитникам коммунистов-большевиков. Спор этот продолжается с переменным успехом вот уже 20 лет, с момента, когда коммунисты-большевики начали терять власть (до этого в СССР споры такие можно было только на кухне шепотом вести!). 

 

Ещё три-четыре года назад я и сам с удовольствием бы встал на сторону защитников капитализма и до хрипоты отстаивал бы вредность плана и вредность коммунизма. Однако, сегодня я вижу, что давно уже неактуальна сама основа этого спора потому, что это спор двух устаревших экономических концепций. 

Далее я попробую донести до читателя самую, наверное, сегодня страшную тайну правящих во всём мире элит.

Что такое чисто капиталистическая экономика? Это экономика, функционирующая на принципах хаотичного взаимодействия собственников-капиталистов, которые мотивируются стремлением к наживе. Именно капиталисты в ней являются основной распоряжающейся и, в среднем, наиболее обеспеченной социальной группой (классом). Такая экономика устарела и сошла в историю в начале 30-х годов 20-го века, когда не смогла ответить на вызовы своего же развития, породив мировой кризис, именуемый «Великой депрессией».  

Цивилизация ответила на этот глобальный кризис тремя проектами развития: Консервативно-социалистическим (СССР, Сталин), Национал-социалистическим (III-Рейх, Гитлер) и Либерально-социалистическим (США, Рузвельт). У всех этих сильно отличных внешне проектов была общая черта — распыление, размывание частной собственности через её огосударствление («национализацию», экспроприацию), либо через акционерные, антимонопольные и другие «рыночные» механизмы. Такое размывание собственности неизбежно приводит к устранению капиталистов от реального управления как бы де-юре их собственностью. Ведь любая коллективная собственность требует собраний собственников для принятия решений, а нет ничего ещё менее эффективного, чем поиск решений на собрании.


Кто управляет собственностью?

Однако, собственность всегда должна кем-то управляться! Капиталистов заменили управленцы-бюрократы, которые ранее (при капитализме) существовали, но управляли лишь узкими государственными монополиями – армия, полиция, связь, муниципалитеты и т.п. То есть при капитализме бюрократы не имели значительного доступа к управлению собственностью и, следовательно, не были главными её распорядителями и получателями дохода. В условиях, когда капиталисты оказались де-факто отстранены от управления собственностью, именно бюрократия стала главной социальной группой, присваивающей прибыль от этой собственности. В различных моделях как бы «социализма» способы такого присвоения были различны. Где-то это было банальное ограбление других, отстранённых от экономической власти социальных групп, где-то присвоение прибыли шло через бонусы и биржевой инсайд, где-то такое присвоение осуществлялось в форме натурального потребления благ. Однако, эти различия не отменяют главный факт того, что в 30-е годы 20-го века повсеместно изменился способ управления экономикой и управляющая экономикой социальная группа. 

Что же сделали бюрократы, придя к власти? Первое и самое важное, они всеми способами постарались сохранить в тайне от остальных людей новое положение вещей, так как не собирались повторять историю марксизма уже на новом витке развития общественно-экономических отношений. Надо признать, что бюрократам мастерски удаётся до сих пор (уже 70 лет!) уводить общественное внимание от своей социальной группы, как реального собственника и эксплуататора. Для этого активно используются различные типы демагогий:  

  • социалистическая демагогия (разговоры о равенстве и справедливом распределении);  
  • националистическая демагогия (разговоры о превосходстве титульной нации в государстве);  
  • либеральная демагогия (разговоры о равенстве возможностей обогащения).  

Политики, являющиеся реально политической бюрократией, жонглируют описанными демагогическими идеями, сталкивая их и создавая у большинства иллюзию осмысленной борьбы, единственной настоящей целью которой является сохранение власти бюрократов во всём мире.

На самом же деле, никакой внутригосударственной реальной гласной политической борьбы практически уже давно не существует, так как главный класс, получающий экономическую ренту, класс бюрократов контролирует всю политику. Кстати, именно поэтому в России, которая, как всегда, стремится к оптимизации и примитивизму, эта политика де-факто вырождалась в единственную организующую и направляющую партию ВКПб/КПСС/Единая Россия – партию Власти.


Как мы пришли ко всему этому?

Может быть, изложенное кому-то кажется новой теорией Заговора? Спешу разочаровать. Бюрократия является не какой-то узкой группкой людей, а полноценным классом общества.Как у всякого класса, действия бюрократии подчиняются законам социума.

Чем же отличаются мотивы бюрократа-управленца от его предшественника капиталиста-управленца? 

На мой взгляд, главное отличие состоит в том, что бюрократ лично не заинтересован в длительном существовании объекта своего управления (конторы, фабрики, предприятия, бизнеса). В отличие от капиталиста, который является собственником и надеется  передать как можно большую собственность по наследству своим детям. Т.е. на  атомарном экономическом уровне бюрократическая система управления экономикой не  имеет самостоятельных стратегических мотивов развития. Наоборот, каждый бюрократ заинтересован в стабилизации отведённого ему в управления участка системы без  развития 

В таком случае вся стратегическая инициатива может исходить только из самого центра системы, из вершины властной бюрократической пирамиды, откуда распространяться по всей системе, преодолевая естественное сопротивление звеньев этой системы. Именно поэтому для эффективности бюрократической экономики так важна роль личности, венчающей пирамиду власти бюрократов. Главного Бюрократа (Человека-Вождя),который единолично генерирует стратегические цели,жестко или даже жестоко преодолевает естественное сопротивление подчинённой ему бюрократии. В такой системе застой  бюрократических кадров – по сути, крови экономики, которые «решают всё», чреват  стагнацией и последующим крахом. Именно поэтому Главный Бюрократ вынужден  постоянно заменять их на новых людей, тем или иным способом выводя из властного кадрового оборота предыдущих (тут очень хороши расстрелы, тюрьма или отсылка на войну). 

Надо сказать, что стратегические цели, задаваемые бюрократии с вершины властной бюрократической пирамиды, не могут быть слишком сложные, поскольку не должны допускать множественность толкований. Наиболее хорошо подходят лозунги из 3-4 слов, да и то, бюрократическая пирамида власти должна иметь специальную идеологическо-силовую вертикаль, главным занятием которой будет следить за неискажённым донесением стратегии Главного Бюрократа «на места». 

Итак, схематично, любая идеальная бюрократическая система подобно детской игрушке-пирамидке, где на идеологическо-силовую Вертикаль Власти  насажены постепенно уменьшающиеся в диаметре диски — уровни бюрократического  управления. Сверху всё это увенчано набалдашником – Главным Бюрократом. 

Такая система очень нестабильна при смене Главного Бюрократа, но пока тот жив и здравствует, тренд развития определяется противоборством стратегии Главного Бюрократа, передаваемой им всем уровням системы через идеологическо-силовую Вертикаль, и во  многом хаотических разнонаправленных действий членов бюрократического класса в целом, направленных на стабилизацию ипротиводействие развитию экономики (стабилизацию экономики). 

Таким образом, человек, попавший в социальную группу бюрократов, уже не принадлежит сам себе, а подчиняется неписанным законам  существования этой группы. Точно так же было и с другими классами, которые  описывал К.Маркс в своих трудах. Ведь не все капиталисты сплошь обуреваемы  исключительно жаждой наживы. Среди капиталистов были и меценаты. Мы знаем даже  предпринимателей, которые помогали большевикам, боровшимся за диктатуру  пролетариата. Однако, исключения не меняли основное направление поведения  капиталистов, как класса (большой социальной группы). 

Итак, далее я буду говорить о бюрократах, как о большой социальной группе. Обсуждать их действия как класса, подчиняющегося законам  социума, вынося за скобки обсуждения то, что каждый человек, являющейся членом  бюрократической класса, в отдельности вероятнее всего очень милый и хороший. 

Вот эти милые люди – бюрократы, как я уже говорил, в 30-е годы 20-го столетия начали отстранять капиталистов от реального управления  капиталом (финансовым, производственным, человеческим). В России, а потом в Германии это происходило мобилизационно  и с большой скоростью, подхлёстываемой политическими интересами захвативших  власть маргинальных групп,которые, к тому же, готовились к войне за мировое господство. В остальных развитых странах  процесс бюрократизации экономики шёл более медленно, как реакция государств иполитиков на вызовы Великой депрессии. Естественно, что мобилизационные проекты  России и Германии реализовались более быстро и более эффективно, чем  эволюционный англо-саксонский либерально-бюрократический проект. Менее чем за10 лет, обретя все рычаги экономической власти и научившись управлять  экономикой при помощи этих рычагов, новый правящий класс бюрократов показал  (как и другие молодые правящие классы в более ранней истории) свою максимальную  агрессивность, тут же развязав военныйпередел Мира – Вторую Мировую Войну.

Начало этой бойни быстро доказало, что бюрократическая экономическая модельсущественно превосходит прежнюю капиталистическую.

Читатель наверное заметил, что во второй части я старательно избегаю терминов «социализм» и «социалистический». Я не хочу в дальнейшем их использовать без особой надобности, поскольку считаю, и постараюсь это в дальнейшем ещё обосновать, что в большинстве случаев эти термины не выражают предмета, который характеризуют. Т.е. (говоря современным языком) являются демагогическими симулякрами, прикрывающими истинный смысл явлений. В большинстве случаев эти термины прячут  за собой термины «бюрократизм» и «бюрократический».

Итак, менее, чем за два года национал-бюрократической Германией и консервативно-бюрократической Россией была захвачена (поставлена  под контроль) практически вся континентальная Европа. Бюрократизм начал  победное шествие по всему миру! Предстояло лишь решить, какая модель окажется  более жизнеспособной.

 

Между молотом и наковальней.

Две основные причины обусловили поражение национал-бюрократизма в той страшной и самой  кровопролитной в истории Человечества войне. И обе эти причины носили, как это не «крамольно» говорить, естественный характер. 

В середине 20-го столетия средства доставки не могли обеспечить межконтинентальную мобильность вооружённых сил, свойственную передовым армиям сегодня. Поэтому нападать всерьёз было возможно только на ближайших соседей и, преимущественно, по суше. Национал-бюрократам, силой утвердившимся в центральной Европе, просто не повезло. С запада они столкнулись с островной Англией, поддерживаемой заокенским оплотом либерального-бюрократизма — США, а с востока с консервативно-бюрократической Империей — СССР. Война на два фронта оказалась для национал-бюрократов неизбежной. При этом, две других антагонистических бюрократических системы были тактически вынуждены вступить в союз, в который каждаясторона внесла наиболее сильные свои стороны.Консервативно-бюрократическая машина присущими ей мобилизационными методами обеспечила максимальное территориальное, сырьевое и людское участие в военном столкновении, а либерально-бюрократическая система дала союзу свой инновационно-технологический потенциал.

Конечно, были и у национал-бюрократов два шанса на достижение мирового господства.

Первый из них заключался в реальном осуществлении тактики «блиц-крига» в войне с СССР. 
Второй заключался в трансформации заокеанской либерально-бюрократической системы США и Англии в национал-бюрократическую, к чему были большие предпосылки, которые могли ещё вырасти при удачах Вермахта на восточном фронте. 

Впрочем, Господь Бог не любит простых путей. Поэтому в 40-х годах сработала формула «3 — 1 = 2», оставив в Мире две соперничающие бюрократические модели развития, которые достаточно скоро обзавелись мобильными военными средствами быстрого взаимного  уничтожения. 

После второй мировой войны остались два вида бюрократических систем: консервативно-бюрократическая (СССР) и либерально-бюрократическая (США). Естественно, что обе этих системы существенно увеличили свою мощь за счёт дележа поверженной национал-бюрократической имеперии (Германия Гитлера). Обе системы после окончания мировой войны продолжили экстенсивно развиваться, захватывая под свой контроль всё новые и новые экономики и территории. Элиты обеих систем понимали, что рано или поздно сферы их интересов расширятся настолько, что силовое глобальное столкновение станет неизбежным. Поэтому, в обеих системах интенсивно шли военные приготовления к Третьей мировой Войне. Однако, военному сценарию решения вопроса, какая бюрократическая система наиболее эффективна, не суждено было сбыться. И причиной этого стало не только обладание обеими системами потенциалами полного взаимного уничтожения. Важная причина заключалась в первом кризисе бюрократизма, который случился на рубеже 60-х годов 20-го столетия.

К этому кризису обе системы подошли, мобилизовав весь свой потенциал. На стороне либерального бюрократизма был исторически многократно больший размер экономики,высокий уровень научно-технического развития по всему спектру отраслей и малая персонифицированность управления развитием (независимость развития от роли личности). Консервативный бюрократизм опережал соперников по эффективности экстенсивного экономического роста и мобилизационной эффективности, позволяющей концентрировать имеющиеся ресурсы на прорывных отраслях экономики.

Полностью отказавшись от способов управления предыдущих экономических формаций консервативный бюрократизм к середине 50-х годов оказался на вершине своего развития. С этой вершины стали отчётливо видны новые горизонты, достичь которых возможно было только принципиальной заменой способов (технологий) управления экономикой и обществом. Коротко говоря, бюрократический способ учёта и контроля уже не мог справится с балансированием выросшей количественно и качественно экономики, а мобилизационные способы управления обществом уже не годились для обеспечения инновационного развития 3-го Кондратьевского цикла. 
В качестве ответа на новые вызовы 60-х научное сообщество СССР выдвинуло программу создания глобальной (масштаба государства) информационной системы управления экономикой. По-сути, это была попытка конверсии создаваемых тогда военных систем стратегического управления. Бюрократия СССР почувствовала в этих предложениях явную угрозу своему положению, так как их реализация по-сути преобразовывала консервативный бюрократизм в иной социально-экономический строй с уменьшающейся ролью бюрократа в распределении прибавочной стоимости. Воспользовавшись тем, что создатель консервативного бюрократизма Иосиф Сталин к тому моменту уже отошёл в иной мир, а во главе бюрократической вертикали в роли Главного Бюрократа находился человек слабо представляющий себе принципы работы и способы управления созданной до него бюрократической системы, бюрократическая элита СССР саботировала предложения учёных и выдвинула свои предложения. Эти предложения известны всем под названием Косыгинские реформы.

Tags: Медведев, Путин, банковская система, будущее, власть, глобализм, демократия, единная россия, жкх, капитализм, коррупция, лже-патриотизм, либерализм, молодежь, население, подонки, политика, политики, предатели, произвол, промышленность, путинизм, россия, ссср, техника, уровень жизни, финансовый рынок, чиновники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments